Главная › Новости › Разное
Разное
Почему Россия превращается в страну «глоров»?
10.07.2019 26 0.0 0

В России существует одно простое житейское правило: «не говори, что мне нужно делать, и я не скажу, куда тебе надо идти. Президент «Уфы» Шамиль Газизов, безусловно, его нарушил. Однако, прежде чем посылать функционера по известному всем короткому адресу, задумайтесь на мгновение, а так ли уж виноват Газизов?

В комментариях под нашумевшим интервью типовой аргумент выглядит примерно так: «Я, «олдовый» болельщик красно-белых, и топил за «Спартак», когда еще никакой «Уфы» и в помине не было, а Салават (без кавычек) Юлаев находился в утробе у матери. Так какое имеешь ты право указывать мне, за кого и когда болеть?!» И все здесь, в общем-то, верно. Даже с точки зрения наивной болельщицкой этики, «менять» клуб, который ты уже однажды, давно и осознанно выбрал, значит, совершать некое предательство. Тем более, сложно назвать «глорами» тех людей, кто, болея за «Спартак» или, скажем, за ЦСКА, в течении многих десятилетий, застал времена «команды лейтенантов» или Бескова. Загвоздка в том, что все это — частные истории отдельного человека, по сути — исключения, которыми нельзя опровергнуть правило, а можно лишь его подтвердить. Ну это как в русском языке, еще со школы, помните? Уж замуж невтерпеж. Брить, стелить, зиждиться. Каждый человек, болезненно среагировавший на нашумевшее заявление, отчего-то принял это высказывание персонально на свой счет. А затем нашел весомый (или якобы весомый) аргумент, чтобы не согласиться и возмутиться. Поэтому давайте уйдем от личностей, сформулируем проблему в общем. А она такова — в России, действительно, подростки и молодежь чаще всего предпочитают болеть не за местные клубы, но за более титулованные и раскрученные российские бренды, либо, что еще чаще, за европейские топы. Сюда же относятся и все люди без большого стажа боления. И это, пожалуй, общая тенденция для всех российских городов, кроме Москвы и Питера, на сегодня.

Индифферентное отношение к «своим» и жгучий интерес к топам чаще всего оправдывается тем, что человек, де, как и рыба ищет, где лучше, интереснее, есть классные игроки. И здесь, разумеется, местные клубы вчистую проигрывают конкуренцию грандам. Ну и вообще, быть «диванным фанатом» иностранной команды — это стильно, модно, молодежно. Однако в той же Англии в тренде идеология «support your local team». И в этом, пожалуй, ярче всего проявляется разница в отношении к футболу, да и в целом к жизни, русских и англичан.

Для русских любимый футбольный клуб, чаще всего, повод для гордости. Что-то блестящее и красивое. То, чем можно похвастаться на работе. То, чем можно потроллить друзей в комментариях или сделать пафосную фоточку в instagram. Для нас футбольный клуб — это такой красивый пиджак (особенно актуально для болельщиков «Спартака»). Наряд, в котором можно пойти на свадьбу или корпоратив. Именно поэтому он, разумеется, должен быть безукоризненным. Потому что иначе — засмеют. И если он вдруг испортился, потерял блеск, то надо менять, ну или хотя бы спрятать подальше.

Нет, гордиться достижениями своей команды — это хорошо. Но только в том случае, если повод для гордости — не самоцель, а производная. Допустим, у вас есть взрослый сын. Вы хотели, чтобы он стал космонавтом и гулял по Луне вместе с Армстронгом. А он, вняв совету Акинфеева, пошел работать фрезеровщиком (это просто пример, я уважаю людей всех профессий, кроме футбольных судей и налоговых приставов). Вы перестанете его любить? Возьмете наган и, процитировав Тараса Бульбу, пристрелите сына, не оправдавшего ваши, возможно завышенные ожидания? Нет. Потому что ваши отношения с сыном — это история про любовь, а не про удовлетворение собственного ЧСВ, хотя и родители, тоже бывают разными.

А что такое футбольный клуб для англичан? Часть жизни. То, что находится внутри тебя. Это твоя рука. Она может бы хилой и кривой — но она твоя, она - единое целое с тобой. Ее уже не уберешь в шифоньер, как надоевший костюм, не сменишь, как чехол на старом смартфоне. Также и с клубом. Он сопровождает англичан всю жизнь, встраивается в нее крепче, чем никотин в организм заядлого курильщика, формирует ее, жизни, образ. Выходные — это, обязательно, поход на стадион по абонементу, продленному 20-й сезон подряд. Следующие выходные — выезд с друзьями или поход в паб. В перерывах между играми — участие в «активностях» клуба. Регулярные встречи с друзьями, походы в клубный магазин, иногда даже — участие в клубном управлении или акции протеста из-за невнятной трансферной политики. Словом, связь англичан с клубом не ограничивается временными рамками матча и пафосным статусом во вконтакте. В идеале, футбольный клуб отражает мировоззрение и ценности человека, в какой-то степени, является продолжением его личности. Наконец, англичане любят футбол как таковой, безусловно соглашаясь с тем, что его лучше всего смотреть на стадионе.

Иными словами, уровень сопричастности у англичан находится на несравнимо более высоком уровне, чем у нас. Разумеется, это можно объяснить и лучшей работой с болельщиками, но как, в принципе, можно достичь сопричастности и вовлеченности, если клуб, за который ты яростно «топишь», находится за сотни и даже тысячи километров от тебя? Как такая команда влияет на твою жизнь? Как ты влияешь на жизнь своего клуба? Соцсети вместо личных встреч? Ну, допустим. Sopcast вместо сектора? Один мой хороший знакомый как-то сравнил просмотр футбола по телевизору с сексом по телефону. Ладно, допустим, есть те, кого и такой вариант устраивает. Но неужели после всего этого вы реально думаете, что являетесь настоящими «трушными» фанами условной «Барселоны» или «Реала»? В сущности, болельщики могут влиять на свою команду четырьмя способами — через поддержку на секторе, через встречи с игроками и руководством, иногда, с пейнтбольными ружьями наперевес, и, в самом лучшем и цивилизованном случае, через финансирование клуба покупкой билетов, атрибутики, телетрансляций. Иногда, еще и через голосование и покупку акций. Иными словами, сопричастность — такой тип взаимоотношений с командой, при котором клуб оказывает огромное влияние на тебя, а ты (естественно меньшее) - на клуб. По сути, это семейная жизнь, тогда как боление за иногородний клуб — даже курортным романом сложно назвать. Помните фильм «Малена»? В нем главный герой постоянно бегал за Моникой с велосипедом и облизывался, а она даже не подозревала о его существовании. Примерно также ведут себя те, кто поддерживает иногородние клубы. Хотя есть, конечно, и исключения. Тот же Роман Абрамович может летать на личном самолете хоть на каждую игру «Челси», живя при этом в Израиле. Есть и фанаты-экстремалы, вроде питерских Aliens, для которых боление за «чужой» клуб — некое бретерство и вызов общественным устоям. Жизнь в стиле «свой среди чужих, чужой среди своих». И таких людей я тоже могу понять.

В общем, мало кто будет спорить с тем, что лучше быть рядом с любимым клубом. Проблема в том, что, если типичный англичанин предпочтет поддерживать местную команду из низов, нежели некий далекий гранд, то рядовой россиянин начнет возмущаться, что клуб из его родного города - «унылое дно», болеть за который решительно невозможно. И вообще — пусть они сначала «хотя бы», в Премьерку выйдут, а еще лучше — закрепятся в первой пятерке. И уже тогда, может быть, я и появлюсь на стадионе. Циничный подход. Но, так и быть, давайте рассуждать категориями из бизнеса. Допустим, в уездном городе N появился ресторан итальянской кухни. Только возникла оказия. Вместо чистокровного итальянца, шеф-поваром в нем работает мужчина, прошедший двухнедельную стажировку во Флоренции, выбор пицц представлен «всего лишь» 10 видами, вместо желаемых вами 20-30, а на стульях нет позолоченных подлокотников. В общем, не «мишленовский уровень». Станете возмущаться? На что получите резонный ответ, что ресторан — только что открылся, что прибыли — еще, разумеется, нет, и что расширение ассортимента будет возможно тогда, когда бизнес сможет развиться. Ходите, кушайте, вкладывайте свои деньги, и только потом рассчитывайте на новые «плюшки». В общем, нужно работать и ждать.

Помните бородатый футбольный анекдот? Чтобы сделать идеальный газон, нужно всего лишь его вовремя поливать и стричь. И так в течении 100 лет. Но русский болельщик - по природе, максималист и человек крайностей, который не может ждать. Любопытное лингвистическое наблюдение. Как в России называют середину турнирной таблицы ПЛ? «Болото». То есть нечто такое, куда лучше не попадать, скользкое, вонючее и мерзкое. В сущности, для многих фанатов предпочтительнее борьба за выживание, чем попадание в «болото». Даже руководители РФПЛ спят и видят обустроить наш чемпионат так, чтобы в нем было 8 борющихся за медали команд, и еще 8 сражающихся за выживание. В принципе, даже сейчас в российском футболе почти нет середняков, команд, постоянно находящихся в зоне 8-12 мест. На ум приходят, разве что, «Ахмат» и недавно обанкротившийся «Амкар». Остальные клубы либо относятся к лидерам и аутсайдерам, либо живут в состоянии перманентной лихорадки, «прыгая» из верхней части турнирной таблицы в подвал или обратно. Чемпионат России как бы олицетворяет устройство современного российского общества, где есть олигархи, «нищеброды», но почти нет пресловутого среднего класса.

 

А что такого ужасного в том, чтобы твоя команда, по крайней мере на пару сезонов, оказалась в «болоте»? Я был бы счастлив, если бы мои «Крылья» стали на время «болотным» клубом (не в смысле фарм-клубом Зенита»). Потому что только крепко стоящий на ногах середняк, не претендующий притом на участие в еврокубках может позволить себе играть в более открытый и атакующий футбол, экспериментировать с тактикой, дать шанс молодежи из дубля, а тренеру — время на то, чтобы собрать команду и сформировать костяк без лихорадочных поисков усиления «на флажке».

Но для наших людей — это скучно и не романтично. Даже болельщик беспросветного аутсайдера надеется, что уже в следующем сезоне его команда вдруг станет «новым Лестером». И потом закономерно впадает в депрессию. К слову, в России принято сравнивать «Лестер» с «Ростовом». А с чего вдруг? Ростов — это мегаполис с гигантскими по российским меркам футбольными традициями и относительно удобным климатом. При нормальном футбольном устройстве, комбайнеры должны были бы не вылезать из первой пятерки. По факту же, их успех, в первую очередь, обусловлен коротким визитом талантливого тренера, сумевшим слепить из вторсырья пулю. В успехе «Ростова» нет заслуг руководства, нет решающей роли болельщиков, нет, в целом, закономерности.

Меж тем, население Лестера — примерно 300 тысяч человек. Ближайший аналог в России — Калуга. Скажите, вы можете себе представить, чтобы одноименный ФК через несколько сезонов выиграл ПЛ? Хорошо, а хотя бы вышел в элиту и смог в ней закрепиться? Я — тоже нет. Простые цифры. Уже в 2002 году, задолго до триумфа Раньери, в Лестере построили новый стадион на 32500 человек. Относительно новый стадион в Калуге вмещает всего 3500 зрителей. И предположу, что даже он не всегда собирает аншлаги. А представьте на мгновение, что хотя бы 10% жителей Калуги активно интересовались футболом, постоянно ходили на стадион, платя за билет те же деньги, которые они регулярно тратят на новейшие голливудские блокбастеры в iMax кинотеатре, покупали атрибутику, создавали ажиотаж на местном ТВ. Уже этого могло бы хватить для того, чтобы клуб смог выйти в лучшую лигу мира. И уж точно это могло бы стать подспорьем в поиске спонсоров, которые позволили бы команде, как минимум, стать середняком ФНЛ. Фантастично? Возможно. Но, снова предположу, что для рядового калужанина, даже середина Первой лиги мало чем отличается от ПФЛ — все равно это «унылая пердь». Вот играли бы «наши» с «Зенитом» и «Спартаком» - тогда бы другое дело. А пока слишком уж скучно. Лучше в очередной раз помечтать о том, что условный Билл Гейтс поедет отдыхать в калужский санаторий «Завет Ильича», по дороге увидит местный футбольный клуб, проникнется и станет спонсировать. А пока можно в очередной раз зайти в комментарии, написать, что вокруг одно лишь говно, запустить Sopcast и уйти в мир сладких футбольных грез.

Автор Тон

Комментарии (0)
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]